Вилена Нидерштрат

Интервью
Косторма, выпускница 2021 г.

«У меня нет экономического образования, я врач. Когда пошла учиться, все стало на свои места. Я стала говорить на одном языке со своими сотрудниками»
Вопрос:
Какие изменения произошли в вашей компании с тех пор, как вы завершили обучение?
Ответ:
Если кратко, то кардинальные: жизнь разделилась на «до» и «после».
Вопрос:
В чем это выражается?
Ответ:
Мы давно шли к тому, что нам необходимо такое обучение. Я чувствовала: после него в компании должны произойти изменения, должно появиться то, чего на тот момент не было. У нас не было финансового учета, были какие-то разрозненные таблицы excel. Их делала несчастная бухгалтерия, которая не понимала чего от нее хочет собственник. Меня это не устраивало, но понимания как сделать по-другому не было — у меня нет экономического образования, я врач. Когда пошла учиться, все стало на свои места. Я стала говорить на одном языке со своими сотрудниками. В этот же период мы взяли финансового менеджера, сейчас успешно работаем, у нас много планов.
Вопрос:
Что еще изменилось?
Ответ:
Мы очень уже третий месяц активно вводим управленческий учет. Здесь тоже не все просто, так как работаем на одной из медицинских информационных систем, которая сама по себе достаточно «тяжелая» в плане настроек под индивидуальные потребности компании. Планируем в перспективе переходить на другую ИС, но затраты оцениваются примерно в 10−12 млн руб., а информация для принятия решений нужна сегодня. Поэтому сейчас используем компромиссный вариант. Будет другой уровень ИС — будем подтягивать и уровень управленческого учета.

Самое главное, что у нас сейчас есть все показатели и все отчеты. Раньше мы тоже что-то формировали — например, отчет о рентабельности услуги — но в них было большое разночтение, не было единого подхода. Еще мы теперь применяем распределение затрат на прямые и косвенные, используем результаты для мотивации топ-менеджеров.
Вопрос:
Перед стартом обучения вы ставили перед собой задачи увеличить прибыль, доходность бизнеса за счет понимания финансовых показателей бизнес-единиц и управление их эффективностью. Какие-то изменения уже произошли в этом направлении?
Ответ:
Кризис скорректировал эти планы. Если говорить о цифрах, то от уровня прошлого года мы сейчас отстаем на 9% по выручке и на 7% по прибыли. Нам пришлось заморозить на год большой инвестиционный проект по строительству филиала клиники. Мы направили средства на закупку расходных материалов для сложного импортного оборудования, опасаясь, что возникнут проблемы с поставками, и сделали запасы примерно на год по основным позициям. Сейчас во многом зависим от ситуации, которая будет складываться в здравоохранении в следующем году.
Вопрос:
Что из материалов курса оказалось наиболее востребованным в работе?
Ответ:
Проще сказать чем не пользуюсь: это операционный рычаг, сложная тема оказалась для меня. ОПУ, баланс, себестоимость — все это делаем.

С ценообразованием пока проблематично. У меня есть опыт работы в фарм-компании с розничной торговлей, но в услугах формирование цен все-таки отличается. До учебы у нас даже карточки себестоимости не было на услуги, вся большая работа по этому направлению у нас идет только сейчас.Чаще всего применяем расчет коэффициентов и точки безубыточности. Нужно еще поработать над оборачиваемостью, эта задача сейчас на первом месте. Существует проблема с излишком товаров, они залеживаются, так что здесь явно есть резервы для роста эффективности.
Вопрос:
На одном из вебинаров во время курса вы говорили, что планируете использовать ABC-анализ для услуг и что этот инструмент вы активно применяли в фарм-компании, а в клинике на тот момент он не был востребован. Сейчас удалось внедрить его?
Ответ:
Да. Действительно, в аптечном бизнесе ABC-анализ лежит в основе работы с товаром, в услугах не так. Мы этот анализ сделали, держим результаты в голове, обсуждая услуги с точки зрения маржи и выручки, используем данные в разрезе подразделений: взяли несколько самых маржинальных драйверов и работаем внутри этого поля.
Вопрос:
Используете ли результаты АВС-анализа для мотивации консультантов, регистраторов, чтобы они активнее предлагали нужные услуги?
Ответ:
Для мотивации не используем, хотя это хорошая идея.
Вопрос:
Если вернуться к процессу обучения, что было тяжелее всего, что может быть вызывало сопротивление?
Ответ:
Курс был для меня очень интересным, я бы еще раз его прошла. Но было сложно, потому что я пошла на курс одна. Я мало какие расчеты делаю в компании сама, я больше занимаюсь стратегическими задачами. А курс очень прикладной, нужно было постоянно что-то делать, и я давала задания своим сотрудникам, которые не совсем понимали что мне нужно, а финансового менеджера тогда еще не было. Конечно, в идеале нужно параллельно направлять на обучение финансиста компании, эффект будет гораздо выше.

Плюс я сразу выбрала сложную компанию для анализа, хотя нужно было сначала потренироваться на примерах, сделать сквозной пример. Я чувствовала неудовлетворенность от собственного отставания от группы. Плюс очень большой объем информации.
Вопрос:
Как бы вы оценили курс по 10-балльной шкале с точки зрения полезности полученных знаний и навыков, их практической применимости?
Ответ:
Однозначно 10. Теперь я думаю где бы найти подобный курс по другим направлениям — по маркетингу, продажам, например. Я бы рекомендовала каждому собственнику это обучение.
Вопрос:
С вашей точки зрения, не тяжеловат ли материал для собственников?
Ответ:
Наталья говорит очень простым языком и доступно объясняет сложные вещи. Объём большой, но ничего лишнего там нет. Некоторые вещи повторяются несколько раз, но кому-то это помогает лучше усвоить информацию. Для меня просто было много новой информации. То, что ты уже понимаешь, конечно, воспринимается легче. А мне нужно больше времени, чтобы разобраться.